Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: text (список заголовков)
01:40 

нелетучий

Крылья, ноги... главное-ХВОСТ!
Мой нелетучий голландец -
подрезаны крылья,
оборваны паруса,
снасти повисли, как корни болотных растений.
Над стекленеющим морем -
бездыханные небеса.
Штиль бесконечный, безмолвный, бессмысленный,
беспредельный.
Что-то сдвинулось в мире,
опрокинулось наоборот,
старое солнце бочонком смолы прокатилось под днищем.
И мой нелетучий голландец,
скиталец ревущих широт -
в списках запаздывающих,
без вести пропавших,
погибших.
На тетрадном листке -
точки-крестики, ранен-убит -
невезучий голландец завис вопросительным знаком.
Паутина увила избитый штормами бушприт,
Гордо реет невидимый флаг
над повисшим приспущенным флагом.
Нелетучий голландец -
неживая вода, недорожная пыль.
Заблудившийся в дебрях эпох
и по клотик увязший в тумане,
в поисках истины, той, что в вине,
мой кораблик уходит в бутыль,
изнутри закупорившись пробкой из воспоминаний.
Он уходит не вдаль, но вовнутрь,
в свой психоделический трип,
В недра чёрных просоленных гиперборейских ковчегов,
а матросы ложатся на дно
и глаза выедают у рыб,
под ногами храня наливные шары оберегов.
Нелетучий голландец -
неземная морская печаль,
тают в сумерках сны
о несбывшемся, смутном и странном.
Только скрипнет доска -
и качнётся кровать, как причал,
и вздохнёт горьким мёдом в окне ветерок с океана.

@темы: text

23:34 

Крылья, ноги... главное-ХВОСТ!
Нашла свой бред двухлетней давности. Пусть тут полежит.

Неженкина резко поднялась на кровати, сбрасывая ещё дымящиеся обрывки сна, и свесила левую ногу. В волосах Неженкиной запуталось рыжее перо из подушки. Перо пахло сосновыми углями и молоком. Небо в окошке переливалось, как мыльный пузырь.
Свесив вторую ногу, Неженкина окончательно проснулась, посмотрела на часы и обнаружила, что стрелки куда-то подевались. Ну и фиг с ними,- подумала Неженкина, натянула полосатые носки, весёленький - обхохочешься! - халатик и отправилась на крышу делать зарядку. Неженкина немного постояла на голове, подрыгала ногами и посчитала ворон. Подсчёт ворон номинально входил в утреннюю зарядку и был одной из важнейших частей ежедневного ритуала. В этот день набралось аж двадцать восемь.
Записав число на ладони, чтобы не забыть, Неженкина отправилась готовить завтрак. Сперва она поджарила пару помидоров, потом сварила в любимой кастрюле плавленый сырок, добавила в получившуюся похлёбку жареные помидоры и сухарики со вкусом бекона. Получилось ничего так.
У Неженкиной были длинные и необыкновенно подвижные пальцы. Когда Неженкина задумывалась, пальцы начинали жить своей жизнью - теребить бумажки, загибать уголки в книгах, вязать узлы на верёвочках и отрывать пуговицы у пассажиров в общественном транспорте. чтобы не причинить никому вреда, Неженкина обычно накручивала на пальцы пряди своих длинных волос. Выглядело это как будто она вертит пальцем у виска, поэтому часто люди думали, что она держит их за дураков, и очень обижались.
Неженкина никого не держала за дурака, потому что считала это очень скучным занятием.
Ещё у Неженкиной был сверчок. Днём Неженкина выгуливала его в парке, а по ночам сверчок пел ей колыбельные. Сверчка подарила Гося.
Гося всегда приходила в одиннадцать. Поэтому, услышав стук в дверь, Неженкина поняла, что уже одиннадцать, хотя стрелок на часах у неё больше не было.
У Госи были рыжие волосы, смелые суждения и губная гармошка. Гося играла на ней вальсы Штрауса. Жила Гося в детской поликлиннике имени Ёки Нихераси и числилась там штатным привидением. Хотя на самом деле она привидением не была и заняла эту должность по блату. Работа заключалось в том, чтобы сидеть на подоконнике, играть на губной гармошке вальсы Штрауса и на вопросы детей "Кто ты" отвечать "Я привидение".
Неженкина тоже хотела работать привидением, но у неё для этого не хватало харизмы.
Зато переулок, в котором жила Неженкина, был такой узкий, что можно было, упираясь ногами в стенки, добраться до Неженкиного окна. Неженкина сама так делать не умела, а вот Гося частенько лазила по стенкам, держа губную гармошку в зубах.
Сверчок смотрел на это с немым укором.

Неженкина и Гося сидели на кужне и пили кардамонный кофе, когда позвонил Маро.
-Доброе утро! - промурлыкала в трубку Неженкина.
-Утро добрым не бывает, - мрачно отозвался Маро. Маро был готом и играл на бас-гитаре в рок-группе "Смерть под самосвалом". На самом деле ему нравились подсолнухи, запах яблок и Неженкина, но он очень стеснялся в этом признаться. Ещё ему нравилось, когда его называют Мишей, но никто не знал, что его так зовут.
Неженкиной тоже нравился Маро, и поэтому ровно с семи до девяти вечера она страдала от неразделённой любви. Но было утро, и поэтому Неженкина безо всякого страдания сказала телефонному голосу:
-Приезжай, нытик! У нас тут кофе с кардамоном!
-Что ж, буду через полчаса, если со мной по дороге не случится ужасное, - ответил Маро. Сердце его запело.
Гося и Неженкина хитро переглянулись. Их любимой забавой было смешить Маро и наблюдать, как он пытается сдержать улыбку. Мимика у него была совершенно невыразимая.
-Кстати, суббота, -заметила Неженкина и умчалась в ванную.
Гося имела очень смутное представление о днях недели, зато приходила ровно в одиннадцать.
Пока Неженкина возилась в ванной, насвистывая "Зелёные рукава", Гося допила кардамонный кофе и опрокинула чашку на блюдце. Кофейная гуща образовала довольно чёткий контур слона с высоко поднятым хоботом. "Это явно неспроста", - подумала Гося.
Гося была помешана на всевозможных гаданиях. в правом кармане у неё лежала колода карт, в левом - мешочек с рунами. В маленьком кармашке на сумке жили три китайские монеты и пара игральных костей.Заходя в книжный магазин, Гося не могла удержаться от того, чтобы открыть первый попавшийся томик на первой попавшейся странице, ткнуть пальцем в первую попавшуюся строчку, извлечь из неё первый попавшийся смысл и тотчас же его позабыть.
В книжном магазине Гося познакомилась с одним забавным существом. Существо в больших очках и робкой улыбке попросило Госю погадать на любовь.
-Искуплены его стяжанья, - сказал Пушкин.
-Тернистый путь, -сказал фразеологический словарь.
-И они жили долго и счастливо, - сказала Золотая Книга Сказок.
Очкастое создание просияло, назвалось Глафирой и стало иногда появляться в Неженкином "салоне".
А Неженкина, кстати, уже вышла из ванной, вся в клочьях мыльной пены, и принялась играть с Госей в города.
-Рига! -начала Неженкина.
-Актюбинск! -парировала Гося.
-Крыжополь! - раздалось вдруг с балкона.

@темы: text

Пешеползный переполз

главная